Ровно и его окрестности. (уривок)

"Хороший край, славная сторона, тихая,
ровная, грустная, правда, немного.
"
В.Г. Короленко

Как утверждают историки, первое упоминание о Ровно относится к 128З году. Об этом свидетельствует запись в "Рочнике капитульном краковском" о битве между войсками польского князя Лешка Черного с литовцами: "Князь Лешко, вступив в бой с литовцами в Ровно, победил их, многих из них убил". После этой победы, согласно преданию, он велел бросить трупы врагов в реку Устье, левый приток Горыни, протекавшую поблизости. Вследствие огромного количества тел, сваленных в одном месте, река вышла из берегов и образовала озеро с островом посередине, на котором позже появился княжеский замок".

Как явствует из купчей грамоты, в 1464 году Ровно, в то время все еще небольшая весь, было продано "за 300 коп широких грошей ческое личбы" князю Семёну Несвицкому. После своей смерти князь завещал Ровно жене Марии, которая начала строить здесь большой замок. Достоверно известно, что к концу XV - началу XVI века замок этот был "вжо справен и место осажоно". Располагались замковые постройки на удобном для обороны острове, омываемом водами пруда в пойме реки Устье, на месте, где ныне Комсомольский парк.

Существует несколько версий происхождения названия города. По наиболее распространенной - город назван так в силу расположения на ровной низинной местности (и исторических документах город упоминается также как Ровенск, Ровное), что было нетипичным для средневекового градостроения и поэтому, видимо, закрепилось в названии. Согласно другой версии, название города обязано тому обстоятельству, что ровно до сих мест простирались владения князей Острожских; а в несколько иной трактовке - город стал сотым по счету во владениях этих князей, которые и приобрели его, в общем-то, для ровного счета. Третья версия основывается на наличии у поселения мощных оборонных рвов, заполненных водой. Последнее допущение представляется весьма и весьма правдоподобным, поскольку н прошлые столетия существовало даже городское предместье под названием Заровья.

В XVI веке при князьях Острожских Ровно, занимая выгодное местоположение для торговли, превратилось в значительное местечко. Очевидно, именно в это время создается огромный пруд вокруг замковой части города. В середине XVI века Беата Костелецкая (Острожская) строит здесь костел, заново перестраивает замок. С прекращением рода Острожских местечко, переходя из рук в руки, постепенно приходит в упадок. Тому содействовали также частые опустошительные набеги татар (1617, 1619, 1640, 1650 гг.), после которых оставались одни пепелища. Но местечко отличалось живучестью.

Юрiй (Єжи) Любомирський В 1706 году сюда вошли шведы, разграбили дома укрывшихся в ближних лесах жителей и сожгли несколько строений. В 1723 году Ровно переходит к польскому магнату Юрию Любомирскому, сандомирскому воеводе. Богатый новый владелец местечка сразу же занялся обновлением и перестройкой замка, стоявшего в запустении с 1694 года. Станiслав Любомирський Завершил перестройку сын воеводы - Станислав Любомирский, вступивший во владение городом в 1738 году и избравший его своим "родовым гнездом". В результате основательной реконструкции замок утратил крепостные стены со стрельницами, земляные бастионы и превратился в роскошный дворец в духе позднего барокко с характерной мансардной крышей, гербами Любомирских на стенах, скульптурами рыцарей у входа, вазонами над карнизом...

"В своем дому любил аристократ
Капризные изгибы и уступы,
Убранный медальонами фасад,
С гирляндами колонн ненужных купы,
На крыше ваз или амуров ряд,
На воротах причудливые группы...
".

Эти поэтические строки А. К. Толстого, характеризующие архитектурные пристрастия аристократии XVIII века, как нельзя лучше подходят и для характеристики ровенской усадьбы Любомирского.

Дворец располагался на острове. Его главное здание занимало южную оконечность острова, а напротив главного фасада помещались два отдельно стоящих флигеля. На остров вели два подъемных моста - северный, у начала Замковой улицы, сохранившей до сегодняшнего дня свое название, и южный, связывавший дворец с небольшим садом, хозяйственными постройками, пороховней.



Макет Рiвного, що виготовлений працiвниками обласного краєзнавчного музею
у вiдповiдностi до плану архiтектора Таушера (1765 рiк)

При Любомирском ровенский двор стал центром беспечной и разгульной жизни польского шляхетства. Окружение богатого князя стремилось предупреждать малейшие его капризы. Поклонник охоты, он как-то пожаловался на отсутствие вблизи рощи, где бы водились зайцы. И когда князь был в отъезде, угодливые приятели согнали со всей округи тысячу подвод с молодыми деревцами и высадили довольно обширный лесок с правильными просеками, запустив в него множество разных зверей. Для охраны замка дворца был сформирован отряд янычар, расквартированный в предместье Басов Кут. "Приходилось только удивляться, - писал Т. Стецкий, разительному контрасту убогой бедности города и блеска двора Любомирских". В конце концов непомерные амбиции и сумасбродство дряхлеющего Станислава Любомирского вынудили польского короля подписать грамоту на передачу владений его сыновьям.

Юзеф Любомирський Новый владелец города, Юзеф Любомирский, отличался более рассудительным и сдержанным нравом. Он продолжил перестройку замка, окончательно превратив его в великолепный дворец. Из Италии был приглашен художник Вилляни, украсивший фресками стены и софиты. Другой художник - Лукашевич - выполнил портреты здешних князей. Заново был очищен и углублен пруд, а в дворцовом саду, заложенном Бургиньоном, появились каменные статуи, карусели, площадки для игр и развлечений. В 1815-1817 годы дворец снова перестраивается, на этот раз приобретая ампирные черты, в частности шестиколонный портик в лоджии главного фасада и настенные украшения. Вблизи заново устраивается парк, заложенный Д. Миклером.



Палац Любомирських
(191? рiк)

В 1836 году дворец приходит в запустение, брошенный своим владельцем, более сотни лет являя собой громадные развалины, сохранившиеся ныне лишь невидимыми фундаментами под ровным травяным газоном современного парка. Уже покинутый владельцами и полуразрушенный, он послужил прообразом "жалких останков гордого панского величия" в некоем местечке Княжье-Вено, ярко обрисованных В. Г. Короленко в одном из своих автобиографических рассказов ("В дурном обществе").

"Я помню, с каким страхом я смотрел всегда на это величавое дряхлое здание. О нем ходили предания и рассказы один другого страшнее. Говорили, что остров насыпан искусственно, руками пленных турок. "На костях человеческих стоит старое замчище", - передавали старожилы, и мое детское испуганное воображение рисовало под землей тысячи турецких скелетов, поддерживающих костлявыми руками остров с его высокими пирамидальными тополями и старым замком. От этого, понятно, замок казался еще страшнее, и даже в ясные дни, когда, бывало, ободренные светом и громкими голосами птиц, мы подходили к нему поближе, он нередко наводил на нас припадки панического ужаса, - так страшно глядели черные впадины давно выбитых окон; в пустых залах ходил таинственный шорох: камешки и штукатурка, отрываясь, падали вниз, будя гулкое эхо, и мы бежали без оглядки, а за нами долго еще стояли стук, и топот, и гоготанье".

Невдалеке от того места, где находился замок-дворец, расположилось здание бывшей гимназии (ныне Ровенский краеведческий музей), отмечая южную границу современного Комсомольского парка. Перед ним - небольшое овальное парковое озерцо, оставшееся здесь от обширных некогда ровенских прудов.

"Теперь, когда я вспоминаю первые два-три года своего учения в ровенской гимназии и спрашиваю себя, что там было в то время наиболее светлого и здорового, то ответ у меня один: толпа товарищей, интересная война с начальством и - пруды, пруды..." - писал позже в "Истории моего современника" В. Г. Короленко.

И сегодня Ровно не утеряло этих своих ландшафтных достопримечательностей. Они лишь сместились пространственно - по левую сторону Устья. Берега прудов оделись в бетонные одежды, а вместе с малыми архитектурными формами, мостками и зелеными насаждениями пруды, а точнее теперь уже искусственные озера, образовали гидропарк, очень популярный среди ровенчан.

В ровенской гимназии Володя Короленко, родившийся в Житомире, учился с 1866 года, после того как его отец получил назначение сюда на должность судьи.

В.Г. Короленко Семья Короленко была смешанной национальности (отец - украинец, мать - полька). Учась в гимназии, будущий писатель многое почерпнул из общения с учителем словесности В. В. Авдиевым, стремившимся раскрыть перед учениками яркие образы новой русской литературы, приобщить их к слову Тургенева, Некрасова, Добролюбова, Белинского. "Я нашел тогда свою родину, и этой родиной стала прежде всего русская литература" - таков был итог, как писал сам литератор гораздо позже, его жизненного и творческого самоопределения. В 1871 году, окончив гимназический курс с серебряной медалью, полный сил и юношеских мечтаний, В. Г. Короленко навсегда покидает Ровно и уезжает в Петербург.

Здание гимназии (ул. Калинина, 19) было построено в 1839 году на пожертвования Ф. Любомирского, желавшего видеть в своих владениях солидное учебное заведение. Скромное, сдержанное в архитектурных средствах двухэтажное строение, прямоугольное в плане, с двумя заметно выступающими ризалитами со стороны двора являет собой характерный пример провинциального классицизма первой половины XIX века. Внушительный шестиколонный портик тосканского ордера в средней трети фасада, низкий, почти незаметный цоколь, мерный ритм окон вызывают ощущение академической строгости и совершенства архитектурного образа постройки. С трудом пробиваясь сквозь плотно обступившую его растительность, здание до сих пор играет роль важной художественной доминанты в окружающем городском силуэте, легко "переигрывая" ближнее окружение новейшей архитектуры.

Одновременно с постройкой нового учебного здания Ф. Любомирский распорядился перестроить для учителей так называемую оранжерею - двухэтажное каменное здание. Ее западный торец был завершен полукруглой колоннадой ионического ордера, хорошо дополнявшей строгий портик самой гимназии. После войны колоннада была разобрана, а ионические полуколонны сохранились лишь на южном фасаде.

Іван Гонта В 1756 году на средства прихожан на Омелянской улице (ныне ул. Шевченко, 113) построена деревянная Успенская церковь, хорошо сохранившаяся вместе с отдельно стоящей деревянной колокольней. Здесь, по народному преданию, молился со своими гайдамаками Иван Гонта перед битвой с польской шляхтой, а в бабинце (приделе) церкви сохранилась любопытная деталь - "цепь устоев моральных" - небольшая цепочка, к которой в XVIII столетии нечестивых прихожан приковывали публично для искупления своих грехов перед общиной и в назидание остальным.

Церковь - из трех равновысоких срубов, одноглавая, с восьмигранной средней частью и пятигранной апсидой. Средний сруб - редкая на Волыни особенность - восьмигранный с разновеликими сторонами - вытянут поперек продольной оси церкви, что хорошо заметно по неравным граням светового восьмерика во втором ярусе. Венчает средний сруб невысокий фонарик со шлемовидным покрытием, очевидно, более позднего происхождения. Эта небольшая часть объемной композиции храма - заключительный аккорд его образного строя, торжественно-величественного по пропорциям и очень камерного по масштабу. Первоначально церковь была крыта гонтом, замененным в 1883 году кровельным железом.

К юго-западу от церкви расположилась небольшая двухъярусная колокольня - четверик на четверике. Переход ко второму ярусу отмечен крутым и высоким заломом, в свою очередь переходящим в открытую со всех сторон невысокую аркаду, вмещающую колокола. Необычна глава колокольни. Четырехскатный шатер сочленен здесь с едва различимым, зашитым жестью восьмериком, который в свою очередь увенчан покатым восьмигранным шатром. В верхней точке - крест на довольно крупном "яблоке".

Из ровенских достопамятностей XIX столетия следует, пожалуй, упомянуть еще две постройки - соборную Воскресенскую церковь (ныне Ровенский музей атеизма, ул. Ленинская, 39) и приходский костел (ул. Ленинекая, 137). Не относясь к перворазрядным памятникам архитектурного искусства, они тем не менее в силу своего расположения на главной городской улице активно участвуют в формировании облика городского центра, играя роль важных градостроительных акцентов.

Необходимость строительства нового каменного собора в Ровно возникла после пожара в 1881 году, уничтожившего старую деревянную церковь, просуществовавшую около ста лет. Проект нового каменного храма был выполнен архитектором Дейнекой. Новый Воскресенский храм, оконченный в 1895 году, предстает типичным примером неорусского направления в архитектуре конца XIX столетия. В плане собор имеет крестообразное построение с явно доминирующими по ширине и высоте поперечным и продольным средними нефами. Средняя, самая высокая глава посажена на массивный двенадцатигранный барабан. Четыре угловые главы, значительно более низкие, покоятся на восьмигранных барабанах, помещенных в междурукавье срединных цилиндрических сводов. С запада над главным входом надстроена колокольня в виде мощной арки также с небольшой луковичной главкой.



Свято-воскресенський собор
(200? рiк)

Архитектура храма декларирует стремление зодчего воссоздать формы русско - византийской архитектуры, однако дробность и измельченность кирпичного декора как бы затеняют основной композиционный замысел, придают храму суховатую самодовлеющую вычурность. Храм строился, что любопытно, чуть позже известного храма Воскресения в Петербурге (1887) и также по благословению Александра III, утверждавшего в империи "самодержавие, православие, народность". Этим объясняется композиционная общность построек, хотя в ровенском храме все же слегка улавливается робкая попытка использовать местную архитектурную традицию, отразившуюся в характерных абрисах глав

Католический приходский костел был построен на четыре года позже Воскресенского собора по проекту польского архитектора К. Войцеховского в духе вольного переосмысления исторических стилей, прежде всего готики. Со временем здание, к сожалению, в ходе нескольких перестроек лишилось изначального облика и предстает ныне без зонтичных шпилей восточного фасада с полностью измененным внешним и внутренним декором.

На двух улицах исторического Ровно - Коммунистической (бывш. Директорская) и Красноармейской (бывш. Гоголевская) - сохранилось несколько особняков в стиле модерн, возведенных в начале XX века. Особым своеобразием и свежестью отмечен двухэтажный дом на ул. Красноармейской, 17 (ныне Музей комсомольской славы). Строительство по соседству нового кукольного театра с крупными современными членениями лишило этот особняк привычного окружения, невыгодно обнажив южную его сторону. Но и в этой несвойственной среде лицевой уличный фасад сохранил прелесть декоративной обработки. Архитектор избрал флоральный вариант модерна, "наложив" на фасад изящно вьющиеся стебли и гирлянды из цветов, штучные розетки. И даже металлические кронштейны, конструктивно поддерживающие карниз, кажутся органичным продолжением фасадной декорации. Продолжением, но не завершением. К сожалению, и этой оригинальной постройке не удалось из бежать нежелательных изменений первоначального облика. Самое существенное - исчезновение нестандартно решенной аттиковой части, удачно венчавшей главный фасад и чем-то напоминавшей массивную каменную лиру. Из-за этого появляется теперь легкое ощущение композиционной неоконченности, незавершенности архитектурного образа. Будем оптимистами: утрата эта вполне восполнима.

Улицы и скверы Ровно хранят память героических событий времен гражданской войны. В парке имени Т. Шевченко под кроной могучих каштанов и строгих елей - небольшой памятник. Здесь покоятся останки воина-интернационалиста Олеко Дундича, хорвата по национальности, геройски погибшего в 1920 году под Ровно в бою с белополяками. На гранитном постаменте - эпитафия близкого соратника: "Красный Дундич! Кто его может забыть? Кто может сравниться с этим буквально сказочным героем в лихости, в отваге, в доброте, в товарищеской сердечности! Это был лев с сердцем милого ребенка. К. Е. Ворошилов".

А в другой части города, по улице Парижской коммуны, - братская могила воинов легендарной Первой Конной армии. На лицевой стороне строгого обелиска, у его вершины, помещены краснозвездная буденовка и, чуть ниже, тугой изгиб боевой сабли, слегка выдвинутой из ножен. Два неразрывных символа: красной конницы и воинской доблести, а вместе - знак вечной памяти и сланы безымянных борцов за Советскую власть.

Тяжелой, разрушительной волной прокатилась по улицам Ровно Великая Отечественная война. Кажется, нет такого места в городе, которое не было бы связано с событиями и именами тех героических лет, навечно запечатлевшихся в названиях улиц и площадей, в мемориальных досках и памятниках.

Микола Іванович Кузнецов Здесь, в Ровно, совершил свои бессмертные подвиги отважный разведчик, Герой Советского Союза Н. И. Кузнецов, действовавший в тылу врага под видом немецкого офицера Пауля Зиберта. На ул. Партиэан-разведчиков, 55 принимает посетителей мемориальный Музей квартира Н. И. Кузнецова. В сентябре 1943 года в самом центре оккупированного фашистами города (сегодня угол ул. Калинина и Коммунистической) Кузнецов уничтожил заместителя гауляйтера Украины немецкого генерала Геля, затем смертельно ранил генерала Даргеля. На стене дома по ул. Лермонтова, 3 - мемориальная доска, свидетельствующая, что здесь партизаны-разведчики во главе с Кузнецовым пленили и вывезли из города командующего восточными армиями особого назначения "Остгруппен" генерала фон Ильгена.

С именем Кузнецова связаны не только смелые акты возмездия. Проникая в военные штабы и правительственные учреждения, он по крупице собирал ценнейшую разведывательную информацию большой стратегической важности. Так, ему удалось добыть и передать в Центр сведения о подготовке фашистским командованием наступления под Курском, что помогло срыву операции "Цитадель". Он одним из первых раскрыл тайну местонахождения полевой ставки Гитлера под кодовым названием "Вервольф". Знакомство с немецкими офицерами разведслужбы позволило Кузнецову заблаговременно предупредить советское руководство о готовящемся в Тегеране заговоре против руководителей СССР, США, Великобритании.

На небольшой, но очень уютной и торжественной площади, названной именем прославленного разведчика, в 1970 году установлен памятник Н. И. Кузнецову (скульпторы И. П. Шаповал, В. П. Винайкин, архитектор В. Г. Гнездилов). …

П.А. Рычков З книги "Дорогами южной Ровенщины" (1989 р.)
Ілюстрації "Віртуальне місто Рівне" (с) www.rivne.org

 Важливе застереження

Власники Iнтернет проект "Вiртуальне мiсто Рiвне" можуть не подiляти думок, що викладенi авторами статей у даному роздiлi.

<< Повернутись